Студент FOREVER

«Если я могу восстановить справедливость, то получаю от этого огромное удовольствие»

Алина Темирчиева – выпускница ИФЖиМКК ЮФУ, экс-руководитель SFEDUMEDIA и нынешний журналист Super.ru поделилась тем, как сложилась её жизни после получения диплома, о SFEDUMEDIA, отчислении «за лайк» и современных СМИ.

photo_2023-11-05_20-19-31.jpg

– Скучаешь ли ты по студенческим годам?

– Конечно. Да кто вообще может не скучать по студенческой жизни? Тем более учитывая, что я жила в общежитии, где у нас всегда были веселые вечера: мы собирались и пели под гитару. Я жила рядом с общежитием моей близкой подруги, и мы каждый вечер вместе возвращались с ней домой, собирались у меня, пили чай, я готовила ей свои кавказские блюда. Скучаю по людям в большей степени. Скучаю по студенческой жизни ещё и потому, что в моей жизни был SFEDUMEDIA, и я все свои силы вкладывала в создание этого медиацентра - мне была интересна журналистика. Мы всегда были в самом центре событий именно студенческой жизни, ходили на все мероприятия, участвовали во всех студенческих вёснах, снимали репортажи, ночью их монтировали в «семерке» нашей. Раньше там сидел Андрей Сергеевич Рослый, справа от него стоял компьютер, мы приходили в эту «семерку», монтировали студвесну и потом в семь утра уходили домой - нам было важно всё сдать вовремя. Все мои самые яркие воспоминая связаны именно со студенческой жизнью. Моя поездка по программе в другую страну тоже случилась в эти годы. Поэтому да, скучаю.

– Какое самое запоминающееся событие произошло во время студенчества?

– Если это связанно с возможностями, которые открывает студенческая жизнь, то это программа Work and travel, по которой я ездила несколько раз, просто потому что я студентка. А если ты имеешь в виду студенческую жизнь именно внутри университета, то самое яркое – студенческие вёсны и наша работа на них. Там я получала искреннее удовольствие от того, что мы делали, от того, сколько креативного мы придумывали. Это были не стандартные репортажи, а что-то неординарное. Помню, как-то раз была студенческая весна геофака, и у них была тема, связанная с пиратами. Чтобы сделать репортаж, мы взяли пиратскую повязку, придумали целый сюжет о том, что находимся на необитаемом острове, а я – пират, который ходит и берёт интервью и, условно, ищет, где золото. Вот по таким моментам я очень скучаю. 

– Ты была руководителем SFEDUMEDIA, как ты пришла к тому, что хочешь занять эту должность?

– Изначально не хотела возглавлять SFEDUMEDIA. Просто я горела этим проектом, потому что мы делали очень крутые вещи. В 2021 году SFEDUMEDIA признали лучшим студенческим медиацентром в России, и это в том числе благодаря тому, что делали мы, потому что на этом конкурсе заявляли те материалы, которые были выпущены, когда ещё училась я. Вот предыдущий руководитель Саша Колесников, мы с ним вместе начинали, видел, как у меня горят глаза и что я занимаюсь не только творческими вопросами, но и организационными, например, подать заявку на рейтинг, понять, кто идет на съемку, кто будет монтировать. В любом руководстве важна именно организация, и я ею занималась до того, как стала руководителем. Ещё мне очень нравилось поднимать важные для университета вопросы, допустим, тему домашнего насилия. Однажды студентка рассказала, что её бил парень, мы сделали большой материал. Ещё была тема тараканов, мы пытались понять, почему их никак не могут вытравить. Помню, меня к проректору вызывали. Мы всегда пытались поднимать важные темы.

Ребята остановили свой выбор на мне, потому что другие кандидаты снялись с выборов и осталась только я. Нужно было записать подкаст на любую тему и написать материал о том, каким ты видишь медиацентр. Я выполнила оба задания, а остальные ребята –нет. Я помню у меня остался один конкурент– Макс Честников. Он написал, каким он видит медиацентр, но не сдал подкаст. Помню, была в Москве и сидела в какой-то узбекской кафешке с ноутбуком на коленках где-то на окраине города и монтировала подкаст, несмотря на то что у меня не было ничего: никаких инструментов для записи. Сдала его за несколько минут до конца дедлайна, а Макс просто написал, что передумал. Я тогда, конечно, очень злилась, потому что мне казалось несправедливым, что человек написал об этом в самый последний момент. В целом, все те, кто находился в команде, поддержали меня. Писали, что будут всеми руками и ногами за меня. Несмотря на то, что мне было страшно, всё-таки это большая ответственность в том плане, что ты теперь представляешь, условно, не только свой факультет, но и университет, если ты ездишь по России с презентациями проектов. Мы ездили в Казань, там занимали места. Так, собственно, и сложилось.

– Когда оставляла пост руководителя, что ты чувствовала? Переживала ли за судьбу проекта?

– Конечно. Мы все очень сильно переживали, когда пришла Полина. Я, честно говоря, в Полину верила с самого начала, потому что нас было 50-60 человек, а она одна из немногих чувствовала первоначальную концепцию, которую мы создали. Она всегда могла придумать интересные и классные подводки, потому что подача текста очень многое решает, Полина всегда это чувствовала. То, что она станет руководителем, я для себя решила ещё задолго до того, как она им стала. Но, когда это произошло, на протяжении 4-5 месяцев, я очень сильно переживала, потому что были очень большие изменения, внедрялись какие-то новые рубрики, которые, честно сказать, не всем из нашей старой команды нравились. Потом мы просто поняли, что нет смысла стараться гнуть свою линию, и если пришёл новый человек, то все должно измениться. Я просто отпустила ситуацию и написала Полине, что я, правда, хочу видеть ваши посты и наслаждаться материалами, которые вы делаете, поэтому больше не буду никак критиковать и комментировать то, что вы выкладываете. Но, конечно, было страшно, тяжело.

– Ты следишь за нынешней деятельностью SFEDUMEDIA?

– Да, но, честно говоря, у меня сейчас не так много времени, я не могу просматривать все репортажи, которые выходят. Я видела некоторые, к ним у меня есть вопросы, но это отдельный разговор.

–В ЮФУ тебя называют «журналистом в чистом виде», как ты к этому относишься?

– Честно, не знаю, как к этому относится. Мне это очень приятно. Возможно, это связано с историей с Останкино. Я просто всегда любила то, чем я занимаюсь во всех жанрах, не только в репортажных. Сейчас я вообще не на телевидении, по сути, и у меня совсем другая сфера, но я всегда старюсь рассматривать любую ситуацию с двух сторон, когда это касается журналистики в глобальном смысле. Если я могу восстановить какую-то справедливость, то получаю от этого огромное удовольствие, как это было с историей с Останкино. Благодаря моим журналистским способностям, которые я развила в ЮФУ, у меня всё получилось. После этого и мне, в том числе, стали приходить сообщения о том, что это журналистика в чистом виде, мы будем смотреть твои дальнейшие работы. Я потом ещё сняла большое расследование об этой школе: пересмотрела просто тысячи документов о том, кто вообще стоит за этой школой, на кого она оформлена, кто их родственники, какие у них машины и на кого оформлены, где находился руководитель тогдашний и почему он в Европе. Я пообщалась с теми, кто в этой школе раньше работал, – это всё огромный труд.

– Как сложилась твоя жизнь после выпуска из ЮФУ? Ты получила диплом - и что что дальше?

– Примерно за полгода до выпуска жила ещё полгода в Штатах. Потом готовилась к сдаче диплома. Я делала очень большое исследование на тему того, как американские СМИ во время предвыборной компании в 2020 году освещали сами выборы, кого выдвигали, как освещали и какие точки зрения были. Я сделала большой контент-анализ, и, естественно, когда его закончила, отдыхала. Потом в сентябре переехала в Москву, поступила в Останкино. Я не могу сказать, что мне не нравилось там учится. Были хорошие преподаватели. Я поняла, что мне нравится заниматься именно видеопроектами…

Потом получила сообщение от знакомой, что им в Super.ru нужен корреспондент. Я – человек, который всегда был далек от шоу-бизнеса, настороженно отнеслась к этому, но, учитывая, что шоу-бизнес никак не касается политики, в которую сейчас довольно опасно лезть журналисту, желающему свободно освещать обе стороны, поняла– это хороший вариант, чтобы заниматься тем, что нравится, поэтому приняла предложение. Буквально через несколько дней прилетела на собеседование. Редактору я понравилась, она сказала, что могу в любое время выходить на работу. С тех пор работаю в издании Super.ru.

– Говоря о лете в Америке, ты сказала, что «этот опыт даст мотивацию не сидеть на месте на годы вперед». Прошло уже достаточно времени, что-то изменилось?

– Очень многое. После этого ещё раз полетела в Америку. Я стала совершенно другим человеком. «Не сидеть на месте» проявилось в том, что я полетела в Москву, что через два месяца здесь был общественный резонанс на всю страну. Я достигла своей цели тогда и добилась того, что об этом писали во всех российских СМИ три дня. Сейчас я каждую неделю имею возможность ходить на абсолютно разные мероприятия, начиная от светских премьер и заканчивая экономическим форумом в Петербурге или премией «Жара» в Казахстане. В том месте, где я сейчас работаю, для меня открываются большие возможности.

– Первая проблема, с которой ты столкнулась по окончании универа?

– Я всегда четко знала, чего хочу. У меня не было такого, что я в чем-то разочаровалась или расстроена тем, что училась в университете. Наверное, первая проблема – это выбор: остаться в Ростове или полететь в Москву. Я думала об этом несколько месяцев, потому что в Ростове у меня тоже были хорошие перспективы: меня были готовы взять на «Дон-ТР». А в столице мне пообещали стажировку на «Москва 24». И вот я выбрала второе, но с «Москвой 24» не особо сложилось: я проработала у них три месяца, мне сказали, что готовы меня взять, но в последний момент им сократили бюджет…

photo_2023-11-05_20-19-32.jpg

– Расскажи о самом трудном решении, которое нужно было принять за те несколько лет, после универа?

– Что поесть на завтрак: овсяноблин или сырники? Шучу. Не знаю, честно. Наверное, это всё-таки решение о переезде в Москву. Это было очень непростое решение. Перед неизведанным всегда страшно, ты не понимаешь, что будет дальше. У тебя там нет работы, нет понимания, чем ты в принципе будешь заниматься, как будет распределяться твой бюджет, хватит ли тебе. Нужно никогда не бояться своих желаний и идти туда, куда хочется, невзирая на страх.

– Почему ты решила пойти в школу Останкино?

– Потому что всегда хотела заниматься телевизионной журналистикой, и с 2016 года, когда училась в школе, мечтала поступить в школу Останкино, где мастер-классы ведут Владимир Познер и Ксения Собчак. Я хотела поступить туда, чтобы именно с ними пообщаться. Кстати, одну из этих целей я достигла: мне удалось задать вопрос Познеру. Это была моя мечта. Когда поступила в школу Останкино, его пригласили осенью, за пару недель до моего отчисления. Я сидела в первых рядах и, когда пришло время задавать вопросы, раньше всех подняла руку. Я спросила у него: можно ли в России, где столько ограничений, заниматься настоящей журналистикой и как это вообще делать? Все сразу бросили на меня не самые доброжелательные взгляды, потому что я задала не очень приятный для Познера вопрос. Я понимала, что вряд ли получу в Останкино какие-то бОльшие знания, которых мне не дали ЮФУ и SFEDUMEDIA. Знала, что это моя мечта и я хочу её осуществить.

– До этого ты разве не слышала негативных отзывах о школе?

– Знала только, то, что её лишали лицензии. Не догадывалась, что у них было столько проблем с документацией, что там были ещё какие-то моменты, в которых преподавателям не выплачивали зарплату. Не знала того, что тысячи студентов остались на улице, когда лишили аккредитации. Просто видела их посты в интернете, а как правило, когда ты подписан на какую-то организацию, они всегда выкладывают только самое лучше. Ни одна школа, ни один вуз, ни одна компания не будет публиковать своё «грязное бельё», и поэтому я видела только красивую картинку.

– Если бы была возможность продолжить обучение в Останкино, ты бы осталась или ушла?

– Нет, я бы там не осталась. Потому что там, где преподают журналистику, не могут отчислять «за лайк». Это против не только их внутреннего устава, на который они ссылались в суде, который мы, кстати, выиграли. Это против законодательства Российской Федерации.

– После получения информации об отчислении, что сначала ты сделала?

– Позвонила знакомым преподавателям школы Останкино и сказала, что меня отчислили. Они меня поддержали полностью, хотя я этого не ожидала. Думала, скажут: сама виновата, раз что-то не то лайкнула. Хотя, по сути, лайк был на безобидный комментарий: там девочка спрашивала, почему обучение переносится снова и снова и не проводят каникулы по оплате.

– Анализируя произошедшее, ты жалеешь, что так случилось? Или это всё-таки сыграло «свою» роль?

– Конечно же, не жалею. Потому что в дальнейшем благодаря этому я сняла своё большое расследование, развила журналистские навыки. Многие, на самом деле, мне говорили, что этот фильм в несколько раз превышает те знания и навыки, которые я могла бы получить в Останкино. Поэтому нет, не жалею.

– Сложно ли расставаться с прошлыми проектами, даже если ты понимаешь, что он «изжил» себя?

– Смотря о каких проектах идет речь. Если говорить о каком-то журналистском тексте, то никогда нельзя зацикливаться на нём. Написал и забыл! Или снял и забыл. Вот так у тебя должно быть. Учитывая, что сейчас здесь у меня открываются глобальные проекты, которые могут принести большую пользу, естественно, я выберу то, что происходит сейчас, и не буду держаться за прошлое. Что касается проекта с Останкино, то там немного другая история. Это должно быть на платформе. Здесь я не могу забыть и отпустить.

– Ты сразу хотела попасть в Super.ru или же были сомнения, выбор между чем-то и чем-то?

– У меня не было мечты бегать именно за артистами. Хотя, честно говоря, когда я поступила в Останкино, меня именно к этому и готовили. Там говорят, что ты будешь работать на Ru.TV, «МузТВ», «Жаре» - в общем, в сфере, которая связана с шоу-бизнесом. Когда проходили кастинги в этой школе, у меня срабатывал синдром отличницы. Хотела именно изучать шоу-бизнес, чтобы обойти остальных и доказать себе, что я могу это делать. Я хотела быть продюсером и сейчас хочу. В Super`е у меня получается совмещать: могу быть продюсером, журналистом, редактором, монтажёром.

– Если бы ты встретила себя - первокурсницу ФФЖ, чтобы себе сказала?

– Если бы увидела свой первый репортаж, я бы сказала: какой позор. А если бы я увидела себя, то, наверное, посмеялась бы, потому что это совсем другой человек: наивный, где-то «зеленый» совсем. Посмеялась бы над своим сильным желанием идти в журналистику, потому что ты совсем не знаешь, как это на практике. Ты очень сильно романтизируешь эту профессию ещё тогда, когда ты в неё не погружен.

Кира БУГАЕЦ

Фото из архива Алины Темирчиевой